Недавно, на психогенетике в универе, в качестве одного из главных доводов в пользу подобного переноса результатов  приводилась схожесть генотипа.

Так, у млекопитов, насколько я помню, совпадение примерно 95%, у приматов — 98%, из чего делается вывод, что в общем-то переносить данные можно, хотя и со всяческими предосторожностями. Однако, читая статью «Seven sins in the study of emotion: Correctives from affective neuroscience», наткнулся на следующий абзац:

A related issue concerns the implicit assumption that the neural substrates of emotion gleaned from studies in rodents will apply to understanding human emotion (e.g., Panksepp, this issue). This is a very thorny problem. On the one hand, the rodent data have been essential in establishing some of the fundamental facts concerning the basic subcortical circuitry of emotion as Panksepp (1998) has illustrated. The convergence of aspects of the rodent work with studies in humans has been crucial for progress in this field. However, we now know that many of the anatomical details of crucial components of this circuitry are different in rodents and primates. The organization and connectivity of amygdala nuclei are different (Amaral, Price, Pitkanen, & Carmichael, 1992), the anatomy of the prefrontal cortex is fundamentally different (Goldman-Rakic, 1987) and the connectivity and functional status of the anterior cingulate is also different (Bush, Luu, & Posner, 2000).

Если вкратце на русском, то суть в следующем: очень много исследований, связанных с нейрофизиологией эмоций, проводится на наших любимых грызунах. И это, в совокупности с результатами исследований на человеках позволило некоторым ученым сделать выводы о строении базовых подкорковых схем эмоций. Но при всем при этом известно, что анатомическое строение и функции различных компонентов этих схем достаточно сильно различаются у людей и грызунов. Соответственно, правомерность теории, основанной на подобном переносе, остается под большим вопросом.