Оглавление

Введение 1
Психоаналитическая школа 1
Современный психоанализ 2
Когнитивная терапия 3
Гуманистические подходы 4
Гештальт-терапия 5
Транзактный анализ 6
Теория эмоций Greenberg, Rice, Safran & Elliot 7
Заключение 8
Список литературы 8

Транзактный анализ

В транзактном анализе важную роль играет концепция рэкетных чувств (чувств-заместителей) и аутентичных чувств ([15]). «Аутентичные (подлинные чувства) — это такие чувства, которые мы испытывали детьми до того, как поняли, что проявление их не поощряется в наших семьях» [15, 223]. «Выделяют четыре таких чувства: злость (гнев), печаль, страх, радость. К ним мы бы добавили физические ощущения, которые может испытывать ребенок, а именно: покой, расслабленность, голод, сытость, усталость, возбуждение, отвращение, сонливость и так далее» [15,224]. Когда ребенку запрещают проявлять какое-либо чувство, либо проявляя это чувство он не получает отклика родителей, он начинает замещать это чувство каким-либо другим, нецензурируемым и привлекающим внимание родителей чувством. Эти чувства могут также наслаиваться, образуя сложные паттерны. Важным моментом является функциональность этих чувств: человек пытается «манипулировать окружением, чтобы добиться родительской поддержки, которую получал, ощущая и показывая чувства рэкета» [15, 222]. Эти чувства также автоматически подкрепляются, поскольку они неразрывно связаны со сценарными убеждениями, и не подвергаются проверке относительно реальности. Стюарт и Джойнс также отмечают, что «иногда можно испытывать короткий всплеск аутентичного чувства, перед тем как вы входите в рэкетное чувство» [15, 241].

Однако существует проблема, как различить аутентичные чувства и рэкетные чувства. Стюарт и Джойнс указывают на три основных отличия: чувства рэкета стереотипны, они усвоены в детстве и не способствуют разрешению проблем здесь и сейчас. Однако, стереотипность и архаичность не определяют четко вторичность рэкетных чувств. А понятие разрешения проблем, хотя и пригодное в некоторых случаях, является достаточно условным в других. Например, авторы приводят пример аутентичности чувства страха при угрозе попасть под машину. Однако и в этой, и в других опасных ситуациях, чувство страха может скорее привести к беде, в то время как холодная голова и быстрая реакция помогут гораздо больше. Также некоторые рэкетные чувства, по признанию самих авторов, «относятся скорее к мышлению, нежели чувствам: смущение, чувство пустоты (безразличия), непонимание» [15, 225]. Возникает вопрос, а имеет ли смысл записывать, к примеру, чувство безразличия в чувства вообще? Не лучше ли присоединиться к Беку и говорить об автоматических мыслях?

Мне кажется, что из транзактного анализа можно вывести примерно следующее понимание эмоциональности: есть некоторый уровень адаптивной эмоциональности, и есть усвоенные в детстве неадаптивные эмоциональные паттерны, которые связаны с усвоенными в детстве когнитивными паттернами. Эти паттерны, являются всеобъемлющими, и достаточно часто заслоняют адекватные эмоциональные реакции. Глубина, устойчивость, длительность паттернов будет зависеть от того, насколько сильны подкрепляющие их воспоминания. Природа изначальных индивидуальных различий здесь не рассматривается.