Оглавление

Введение 1
Психоаналитическая школа 1
Современный психоанализ 2
Когнитивная терапия 3
Гуманистические подходы 4
Гештальт-терапия 5
Транзактный анализ 6
Теория эмоций Greenberg, Rice, Safran & Elliot 7
Заключение 8
Список литературы 8

Гештальт-терапия

В понимании Ф. Перлза, эмоция это «ценностное переживание организмом поля «организм/среда», она непосредственна» и является «решающим регулятором действия, ибо не только составляет основу осознавания того, что важно, но также дает энергию соответствующему действию» [6, 114]. По поводу дифференцированности эмоциональной сферы Перлз высказывается достаточно четко: «эмоции … ровно настолько дифференцированы в своей структуре и своих функциях, насколько дифференцирован человек, их переживающий» [6,114]. Здесь имплицитно считается, что каждый ребенок испытывает интенсивные малодифференцированные эмоции, но затем под воздействием взрослых (в которых такое проявление эмоций вызывает беспокойство из-за собственных подавленных чувств) эти эмоции подавляются противоположными эмоциями. Такое противопоставление создает «тупик, мертвую точку, которая более-менее эффективно исключается из осознания» [6, 115]. Таким образом, перед нами есть две противопоставляемые модели – модель экспрессивного выражения эмоций и модель эмоционального «тупика», для выхода из которого, если говорить грубо, предлагается осознать его наличие и научиться дифференцировать и выражать подавляемые чувства. Однако все-таки Перлз отнюдь не считал, что эмоциональность более важна, чем сенсорная сторона или мышление, здесь речь идет скорее о «восстановлении гармонии и интеграции того, что было заблокировано» [6,121]. Современные гештальт-терапевты ставят акцент на необходимости баланса в эмоциональной сфере: «Я хочу не подчинить себе эмоции (превращая их в рабов), а приручить их, поставить их себе на службу, стараясь при этом, чтобы они не иссякли, но вместе с тем и не разлились в половодье» [10, 151].

Существует два теоретических положения: 1) изначально эмоциональная сфера предполагается недифференцированной, а ее дифференциация происходит с помощью обучения, в широком смысле этого слова; 2) одна эмоция может подавляться только другой эмоцией. Соответственно, можно предположить, что существует некий изначальный энергетический уровень, а в ситуации, когда какая-либо эмоция подавляется, общий эмоциональный уровень снижается (подтверждение такому выводу можно найти в «Эго, голод и агрессия»). Также Перлз указывает на то, что «пока вы не спите, вы все время что-то осознаете и это «что-то» всегда имеет какой-то эмоциональный тон» [6, 119]. Он также рассматривает десенситизацию к эмоциогенным событиям как признак дезорганизации и патологии психики. Таким образом, здоровых неэмоциональных людей не существует, существует недостаточное осознавание. Что касается нормальной эмоциональной сензитивности, то она в данном случае будет непосредственно связана с ситуативными потребностями, как и эмоциональная глубина. Эмоциональная устойчивость, в случае если мы говорим про здоровую личность с ненарушенным ритмом контакта/ухода, будет также определяться удовлетворением потребности, вызывающей эмоцию. Возникает, однако, вопрос: с чем связан уровень этих потребностей, их сила и разнообразие? Понятно, что какие-то аспекты сферы потребностей человека будут определяться его индивидуальной историей и биологическими предпосылками, однако скорее это будут качественные и содержательные аспекты, если мы, опять же, берем личность, у которой подавление потребностей не развивалось либо было проработано. На влияние конкретной ситуации списывать все невозможно, если рассматривать эмоциональность как некое устойчивое качество. В связи с этим, достаточно интересной представляется попытка Сержа и Анн Гингер [10] связать между собой понятия гештальт-терапии и современные биологические представления о мозге. Но, к сожалению, относительно эмоциональности они только упоминают исследования Мак Лина, выделявшего шесть основных эмоций: желание, гнев, страх, печаль, радость и нежность.

Если рассмотреть понятие потребностей немного под другим углом, не как биологические нужды, а как ценности человека, то еще одним интересным выводом из теории гештальт-терапии является зависимость эмоциональности от ценностной сферы. Хотя здесь и постулируется непрерывность эмоционального тона, сила этого эмоционального тона по определению будет зависеть от того, насколько ценными для человека являются объекты окружающей среды. Грубо говоря, если человеку ничего не нужно в данный конкретный момент, он не будет испытывать эмоций. Если ему ничего не нужно в течение достаточно долгого времени, или же его потребности быстро удовлетворяются, то его можно будет охарактеризовать как малоэмоционального человека. Если же ему что-либо нужно на бессознательном уровне, но на сознательном уровне он рассматривает объект как бесполезный, то его поведение, направленное на достижение объекта желания, будет подавляться, в том числе с помощью мысленного обесценивания, которое в свою очередь и будет вызывать противоположные эмоции, создавая ту самую «мертвую точку», о которой говорил Перлз. Хотя, само отсутствие осознания бессознательных стремлений говорит с точки зрения гештальт-терапии о наличии подавления этих стремлений. И с другой стороны, когнитивно увеличенная значимость объектов будет приводить к увеличению эмоционального отклика на эти объекты. Необходимо также отметить, что Перлз рассматривает эмоцию во многом именно как реакцию на телесные движения или состояния, и в принципе не разделяет торможения эмоции и торможение связанного с ней поведения. Но для него мыслительная деятельность не является чем-то принципиально отличным от поведения, для него «мысли и действия состоят из одного и того же материала, мы можем переводить их с одного уровня на другой» [6, 278]. Аналогично тому, что он говорил о торможении эмоций другими эмоциями, он пишет о поведении, что «сдерживание достигается напряжением мышц, антагонистичным тем, которые вовлекаются в наказуемое действие» [6, 168]. Было бы любопытно продолжить эту последовательность на мысли: будут ли мысли подавляться антагонистическими мыслями?

Подводя итоги, в гештальт-терапии: 1) эмоциональность непосредственно связана с потребностями и, вероятно, ценностями человека; 2) идеальным уровнем эмоциональности является некий промежуточный уровень между абсолютной экспрессивностью и абсолютной неэкспрессивностью; 3) эмоциональность непосредственно связана с поведением человека, эмоции неотделимы от соответствующих им телесных выражений; 4) дифференцированность эмоциональной сферы во многом является результатом обучения; 5) важное место занимает концепция антагонистического торможения.