Оглавление

Введение 1
Психоаналитическая школа 1
Современный психоанализ 2
Когнитивная терапия 3
Гуманистические подходы 4
Гештальт-терапия 5
Транзактный анализ 6
Теория эмоций Greenberg, Rice, Safran & Elliot 7
Заключение 8
Список литературы 8

Современный психоанализ

Со времен Фрейда в психоанализе произошли значительные изменения, которые не могли не коснуться сферы аффектов. Прежде всего, изменились представления о происхождении и функциях аффектах.

В эго-психологии (Blanck, Blanck, 1979, цит. по [8, 22]) постулируется, что хотя изначально влечения и аффекты представляют единое целое, в процессе развития аффекты отделяются от влечений. Причем, если изначально аффекты, уже отделенные от влечений, также плохо дифференцированы и объекты выступают как полностью «хорошие» либо полностью «плохие», то в дальнейшем аффекты также дифференцируются. Степень этой дифференцировки отражает степень развития Эго. Аффект воспринимается как «основная движущая сила психической активности» (Novey, 1962, цит. по [8, 23]). К этому моменту, по-видимому, происходит смещение в ценностной оценке аффекта. «Способность пациента полностью испытывать аффективные отклики в контексте терапевтических взаимоотношений является необходимым условием для коррекции пациентом искажений об объективном мире. Терапевт помогает пациенту, и дифференцировать различные типы аффектов, и понять отличия терапевтических взаимоотношений от взаимоотношений в прошлом» [8,23].

Другие важные изменения были катализированы межперсональными психоаналитиками, среди которых можно в частности выделить Г.С. Салливана, К. Хорни и Э. Шахтеля. Салливан (1956, [8]) понимал эмоции, как выражение биологически адаптивных стремлений, одним из которых, по его мнению, является стремление к безопасности, основанной на ощущение своей значимости для других. Здесь аффект более не является асоциальным импульсом, он необходим для установления взаимоотношений в социуме. Хорни (1950, [8], [9]) обращает внимание на развитие «базовой тревожности», в случае если ребенку не позволяют принимать и выражать свои истинные чувства, мысли и потребности. Шахтель (1959, [8]) также указывает на биологическую адаптивность эмоций, либо путем установления эмоциональной связи между отдельным организмом и окружением, с тем, чтобы организм смог включиться в ту деятельность, которая ведет к удовлетворению его нужд, либо путем привлечения внимания и заботы окружения. Межперсональные психоаналитики привносят качественное изменение в понимание эмоциональности, указывая на непосредственную связь ее развития с потребностями в заботе и положительной оценке общества.

Объект-ориентированный психоанализ в лице Фэйрберна (1952, [8]) указывает на направленность инстинктов и связанных с ними аффектов на поиск объекта, что в принципе очень близко к мыслям межперсональных психологов. Он также отказывается от идеи влечения к смерти, определяя агрессию как реакцию на фрустрацию или депривацию. Винникот (1965, [8]) ставит во главу угла эмпатическое принятие матерью ребенка и создание для него «достаточно хорошего» окружения для развития способности понимать свои нужды и спонтанно выражать их. Кернберг ([5]) считает, что существуют врожденные аффективные паттерны, т.е.: «инстинктивные структуры, физиологические по природе, биологически заданные, активизирующиеся в процессе развития и включающие психические компоненты». В его концепции интериоризируются не отдельные объекты, а отношения между Я и объектом, включающие в себя Я-репрезентацию, объект-репрезентацию и характер этих отношений, в т.ч. аффективную окраску. В процессе развития аффекты формируют два ряда структур, связанных через «хорошие» и «плохие» родительские объекты. Каждый из этих рядов включает в себя соответственно приятные и болезненные чувства. Позднее эти аффективные структуру формируют либидинальные и агрессивные влечения. Особенно интересно в его концепции то, что она предполагает наличие изначально различных аффектов в процессе развития связывающихся в определенные структуры. Причем, поскольку в ядре этих структур лежат и объекты, и врожденные паттерны, их характер будет частично определяться и биологическими предпосылками (но преимущественно видоспецифическими), и индивидуальным социальным развитием. Соответственно, эмоциональность по Кернбергу будет, во-первых, разделяться в основе своей на две части, а, во-вторых, обладать внутренними структурными связями, в том числе и динамическими.

Также стоит упомянуть теорию привязанности Дж. Боулби ([16]) и основанные на ней методы холдинг-терапии. Собственно привязанность понимается как эмоциональная связь, угроза утраты которой, к примеру, порождает тревогу, действительная утрата – скорбь, возобновление – радость и т.д. Способность к доверию и автономии, формирующаяся в процессе взаимодействия ребенка с родителями, определяет способности человека к проявлению эмоций. Отсутствие надежной опоры для ребенка, либо подавление его независимости приводит к развитию тревожности, либо эмоциональной отчужденности. Если исходить из таких представлений, то качественные и динамические характеристики эмоциональности будут зависеть от того, какие репрезентационные модели фигур привязанности и собственного Я индивид были выстроены человеком в детстве.