После интересного диалога с [info]vakurov на тему функций эмоций, я решил перечитать свою давнишнюю курсовую. Тогда я был на кафедре «Социальной адаптации и психологической коррекции личности» и собирался стать психотерапевтом. Соответственно, тема курсовой была про эмоции и психотерапию.

Курсовик получился, с моей точки зрения, вполне себе неплохой, поэтому  позволю себе его выложить, может кому интересно будет.

Взгляд на эмоциональность с позиций различных психотерапевтических школ

Оглавление

Введение 1
Психоаналитическая школа 1
Современный психоанализ 2
Когнитивная терапия 3
Гуманистические подходы 4
Гештальт-терапия 5
Транзактный анализ 6
Теория эмоций Greenberg, Rice, Safran & Elliot 7
Заключение 8
Список литературы 8

Введение

Эмоциональность обычно рассматривается в психологии как устойчивая интегральная характеристика человека, описывающая особенности его эмоциональной сферы. Можно выделить качественный аспект эмоциональности, описывающий преобладание тех или иных эмоций, и динамический аспект, описывающий особенности протекания и выражения человеком эмоций. Под особенностями протекания эмоций обычно понимают длительность, интенсивность и частоту эмоций. Важным вопросом является также связь эмоциональности человека с другими сферами психики.
Для психотерапии понятие эмоциональности, как мне кажется, представляет интерес с двух точек зрения: во-первых, как один из показателей успешности терапии при работе с эмоциональными расстройствами, а во-вторых, в качестве модели для направления терапевтической работы.

Психоаналитическая школа

Говоря о психоанализе можно рассматривать большое количество ответвлений, но для начала я постараюсь рассмотреть мнение Зигмунда Фрейда. Понятие «кванта аффекта», вводится Фрейдом в его работе «Психоневрозы защиты» (1894): «Среди психических функций можно выделить кванты аффекта, порции возбуждения, которые могут возрастать, убывать, смещаться, разряжаться, распространяться по мнесическим следам представлений, как электрические заряды по поверхности тел» [1]. Фрейд по крайней мере дважды менял свое определение аффектов (Кернберг О., 1995). Если в его ранних работах, аффект практически аналогичен влечению, то в 1915 он вводит преставления об аффектах как результате разрядки влечений, а в 1926 аффекты описываются как врожденные предрасположенности Эго и подчеркиваются их сигнальные функции.

Однако,

«Хотя психоанализ и начинался в качестве теории аффектов, которая на передний план в качестве этиологического фактора возникновения неврозов выставляла ущемлённые аффекты, а цель лечения усматривала в высвобождении таких аффектов, после создания теории влечений систематическая работа с аффектами не стала находить большого интереса. … Целостной теории аффектов в психоанализе нет и по сей день» [2].

Несмотря на это, аффект определенно связан с изменением или уровнем напряжения. Соответственно, на динамические характеристики эмоциональности (как и на все остальные характеристики психики) будет оказывать влияние сила инстинктов и ограничивающее влияние Я и Сверх-Я.

В работе «Анализ, конечный и бесконечный» Фрейд указывает на то, что «каким бы правильным не было то, что конституциональный фактор [для силы инстинктов] имеет решающее значение с самого начала, тем не менее, вполне возможно, что усиление инстинктов в последующей жизни приводит к тем же результатам». Он пишет о менопаузе и пубертатном периоде, как периодах усиления инстинктов, кроме того «те же самые результаты, к которым приводят эти два физиологических усиления инстинктов, могут возникать непредсказуемо по случайным причинам в другие периоды жизни». И далее: «Такие усиления могут запускаться свежими травмами, вынужденными фрустрациями или дополнительным влиянием инстинктов друг на друга». Таким образом, Фрейд считает, что сила инстинктов может меняться в течение жизни под влиянием внешних и внутренних событий. Однако сам психоанализ не имеет возможностей влиять на бессознательное и, соответственно, на связанную с ним силу инстинктов.

Анна Фрейд в работе «Психология Я и защитные механизмы» вводит следующие мотивы защиты от инстинктов у взрослых: тревожность Сверх-Я, страх перед силой инстинктов, стремление Я к целостности, а также дополнительное стремление Я защищаться от неприятных аффектов. Вследствие этих защитных стремлений возникают защитные механизмы, ограничивающие доступ бессознательных инстинктов в сознание. В некоторых случаях возникает «явление постоянной защиты»:

«Телесные характеристики, такие, как скованность и напряженность, такие особенности, как постоянная улыбка, высокомерное, ироничное и дерзкое поведение, — все это остатки очень сильных защитных процессов в прошлом, которые оторвались от своих исходных ситуаций (конфликтов с инстинктами или аффектами) и превратились в постоянные черты характера, «броню характера». [3]

В борьбе с инстинктами «судьба аффекта, связанного с инстинктивным требованием, не тождественна судьбе его идеаторного представления» [3]. Соответственно, некоторые защитные механизмы (напр. интеллектуализация) оставляют нетронутым представление, но защищают Я от связанного с ним аффекта. В то же время, такие механизмы как сублимация, проекция или смещение, к примеру, вытесняют представление, оставляя доступными связанные с ним аффекты.

В наиболее общем виде задачу психоанализа можно сформулировать следующим образом: «заменить ненадежные вытеснения на надежный Эго-синтонный контроль»[4]. Соответственно, говорить об изменениях в динамике эмоциональной сферы можно только в тех случаях, когда «ненадежным вытеснениям» подверглись, в том числе, аффективные компоненты. Если это вытеснение становится чересчур жестким и начинает мешать самому человеку либо социуму, может вестись работа по замене «ненадежных вытеснений» более мягкими формами защиты или ослаблению контроля Сверх-Я. Другая формулировка Фрейдом цели психоанализа звучит следующим образом: «полностью и окончательно устранить конфликт между инстинктом и Эго». Под «устранением конфликта» подразумевается следующее: «инстинкт приводится в полную гармонию с Эго, становится доступным для влияний со стороны других склонностей Эго и больше не ищет своего независимого пути к удовлетворению» [4].

Относительно наиболее глубинного анализа, «анализа характера», Фрейд пишет:

«Здесь нелегко предположить естественное окончание, даже если избегать любых преувеличенных ожиданий и не ставить перед анализом чрезмерных задач. Наша задача состоит не в том, чтобы стереть все особенности человеческого характера во имя схематичной «нормальности», и не в том, чтобы требовать, чтобы человек, который был «тщательно проанализирован», не чувствовал страстей и не переживал внутренних конфликтов. Дело анализа – обеспечить наилучшие из возможных психологических условий для функционирования Эго; на этом его задача заканчивается» [4].

Таким образом, с точки зрения Фрейда в психоанализе эмоциональность сама по себе не является ни ценностью, ни недостатком, но скорее тем фактором, который может в определенных случаях приводить к психическим расстройствам и который должен быть приведен в полную гармонию с реалистичным функционированием Эго.