Хотите получить что-то — просите в два раза больше. Вот, кажется, один из основных принципов современной науки. Отсутствие уверенности в том, что дадут хоть какие-то средства и полная уверенность в том, что дадут меньше, чем просите, вынуждают делать избыточные чрезмерно большие заявки и подавать их на любые доступные конкурсы.  Вот пример на тему того, что дадут меньше. Недавно был некий конкурс, где предлагалось приглашать специалистов из других мест в качестве ведущих ученых, чтобы они руководили командой исследователей. Одни мои знакомые в этой затее решили поучаствовать. Пригласили хорошего специалиста, написали заявку. подали ее. просили что-то около 2х миллионов на коллектив из 12 человек, примерно. В принципе, это только кажется, что два миллиона это много. Если вы вспомните про налоги и накладные расходы, из этих денег останется процентов 60, т.е. в районе 1.2 миллиона, т.е. по 100 тысяч на человека на год. Немного, но вкупе с другими доходами — куда ни шло. Но шутка юмора заключалась в том, что денег в итоге дали около 350000, а чистыми вышло 190000. Теперь, проведя несложные математические расчеты мы получаем, что если разделить деньги поровну (что, вообще говоря не логично, в конце концов хотя бы руководитель гранта, согласившийся работать часть времени в другом городе что-то должен получать поболее других), мы получим примерно 1400 в месяц на человека.

Утрата доверия вообще страшная вещь. Одни не доверяют и просят больше, другие не доверяют и дают меньше, порочный круг получается. Насколько я понимаю, есть два пути решения этой проблемы условно-американский и условно-европейский. В первом случае деньги даются под человека, с расчетом на то, что он сам разберется как ими распорядится. Хочет офисные компьютеры, пусть будут офисные компьютеры, хочет зарплат — пусть будут зарплаты, главное, чтобы был результат. Нет результата — в следующий раз дадут меньше денег или не дадут вообще. Второй вариант предполагает процесс обсуждения заявок представителями грантодателя и исследователей после отбора заявок. Во время этого обсуждения стороны пытаются прийти к удовлетворяющей всех смете. Т.е. не так что, мы подумали и решили дать вам 15% от того, что вы просили, а более менее разумно. Сейчас это выглядит так: грантодатель решает, что он даст денег по минимуму, а ученые решают, ну если денег по минимуму, так и стульев по минимуму. И получается вместо разумного спланированного проекта — абы что, а в следующий раз понимают, что просить надо в десять раз больше, чем реально необходимо. Впрочем, кажется это общая российская особенность, не связанная только с грантами.