Боюсь, этот автор так и останется для меня непонятным. Что я его в студенчестве его читал, что у Н. Вересова полтора года назад пытался выяснить, в чем суть культурно-исторической психологии, что недавно, готовясь к экзамену, перечитывал его тексты по сознанию, все равно, его величие осталось для меня загадкой. Исторический смысл психологического кризиса — хорошо, но старо. Тексты о сознании — первый ни о чем, а последний (запись доклада) — до безумия туманен. Интериоризация, развитие понятий, параллелограмм и прочие схожие радости — ну ок, теория развития, наверное психологам развития она весьма важна.  Тут даже закон Ананьева — Леонтьева ни при чем, я к Выготскому не отношусь так же, как к другим представителям отечественной психологии, поскольку в отличие от студентов РГГУ нас им пичкали меньше (см. «Скотский Выготский»). При этом Аллахвердов к нему хорошо относится (он на семинарах дает цитату из Выготского с просьбой разобраться, так там цимес в том, что одни и те же понятия в разных местах употребляются с совершенно разным смыслом), Спиридонов вот то же, вроде, неплохо. Впрочем, я в принципе плохо понимаю озабоченность культурой. Культуры разные, да, Сепир-Уорф, все дела. Но ведь не все же разное, даже у узбеков иллюзии таки вроде бы есть. Но бог с ними, с иллюзиями. Вот набор эффектов, которые наверняка будут действовать для всех: прайминг, влияние схем на память, сглаживание когнитивного диссонанса, диффузия аффективной оценки, эффекты простого предъявления, интерференция при выполнении схожих задач, мигание внимания, влияние оценок на воспроизведение, имплицитное научение, и т.д. Это навскидку. А то, что культура имеет значение — ну дак с этим уже лет сто минимум, я думаю, мало кто спорит. Даже бихевиористы влияние культуры не отрицали, просто рассматривали его иначе. В общем, с Выготским у меня все тяжело. Может, позже вдохновлюсь.