Когнитивная психология и эмоции
Субъективные заметки постдока-психолога
Записи в рубрике «когнитивный диссонанс»

Теории заговора

17 августа 2010, юмор Метки: , , ,

— Володя, в Приморье обнаружились какие-то лесные партизаны… Они нападают на милицию и хотят воевать со всей нашей вертикалью! И это не только в Приморье, это и в других регионах начинается… Что же нам делать, а?

— Только без паники, Дима… Я знаю, что делать. Буду краток — во-первых, вместо милиции надо учредить отряды полицаев, а во-вторых… надо жечь леса, партизанам негде будет прятаться!  отсюда

Гельман пишет, что теории  заговора, точнее их популярность, во многом являются следствием низкого институционального доверия, то бишь недоверия людей к общественным инстиутам в целом. С моей точки зрения речь идет прежде всего именно о недоверии к власти, отдельные люди вполне доверяют друг другу. Примером тому является хотя бы массовое участие людей, особенно молодежи, в волонтерских проектах разного рода. Хотя, возможно, я сужу больше по своему окружению, и в принципе это не так распространено. Тут уместно еще вспомнить Фестингера — одно из его исследований было как раз посвящено распространению слухов после змелятресений в Индии, если не ошибаюсь. Он показал, что слухи достаточно сильно распространяются в относительно непострадавших районах, где диссонанс между ожиданием угрозы и ее отсутствием в реальности разрешается за счет изменения субъективного восприятия реальности в пользу большей опасности. Теории заговора в этом смысле вполне могут являться результатом диссонанса между негативной оценкой власти и собственной неспособностью что-либо изменить.

Расстрел студенческой демонстрации в Кенте, 4 мая, 1970

5 ноября 2009, заметки Метки: , , ,
Alan Canfora и национальная гвардия шт. Огайо

Alan Canfora и национальная гвардия шт. Огайо

Кто не знает или подзабыл эту историю, почитайте тут.  Э. Аронсон рассматривает ее последствия с точки зрения теории когнитивного диссонанса, что, в общем, хорошее напоминание нам, психологам, что не стоит забывать о реальной жизни.


Хорошо

11 сентября 2009, заметки Метки: , , ,

Линор Горалик пишет про уверенность в себе:

Или, скажем, вот выяснилось, что более пятидесяти процентов британцев получают травмы, когда едят печеньки. Ну, понятно: кто подавится, кто поперхнется, кто обожжется, вылавливая кусочек пальцем из чая. Но вот три процента признаются, что пострадавшим органом у них оказывается глаз. Они несут печеньку в глаз. И доносят. Так вот, статистика не сообщает достаточных подробностей, но что-то подсказывает нам, что многие из этих травм оказываются повторными. Потому что охуенные люди, ткнув себе печенькой в глаз, непременно снова двинут руку по той же траектории и опять ткнут себе печенькой в глаз. А может, даже и в третий раз. Мы бы завизжали, обматерили и себя, и печеньку, испортили бы себе завтрак, но на том бы и остановились. А охуенные люди, увы, не сдаются. Не могут сдаться. Поэтому, наверное, некоторых охуенных людей можно опознать по черной повязке на глазу.

А [info]wolf_kitses про исследования Фестингера:

Тут выяснились различия: студенты, получившие по 20 долларов за обман (за то, что они назвали нудное занятие увлекательным), считали своё задание скучным и утомительным, каким оно и было на самом деле. А вот получившие только по 1 доллару оценивали его как существенно более приятное (таблица 1), при том, что «20-долларовые» врали слегка убедительнее (таблица 2). Иными словами, люди, получившие за ложь сильное внешнее оправдание, не верили в неё, а те, кто говорили ложь безсильного внешнего подкрепления, успешно убедили себя в том, что говорят правду, в порядке компенсации когнитивного диссонанса, исследования которого как раз Фестингер знаменит.

А я, вы не поверите, только сейчас открыл для себя [info]ru_psychology.


Про названия

27 февраля 2009, заметки Метки: , , ,

Послал на конференцию «Ломоносов-2009» тезисы по стародавнему исследованию по аффективной оценке движения.

Долго думал как назвать. Потом придумал, назвал «почему одни движения приятнее чем другие: следствия из теории когнитивного диссонанса». Вообще забавно, что многие зарубежные исследования называют именно по такой модели, типа «Something about somewhat: is it true or false?», а отечественные — практически никогда. Вообще у них названия забавнее: «Mad, Bad, and Beyond: Iago Meets Q? Yuan», «Lost in NSM Translation», «New and Improved, but Still Cold and Symbolic», «On Art, Science, Metaphors, and Ghosts: A Few Thoughts to Share», «Can the Lone Ranger, Molly Bloom, and Emile Durkheim Be Friends?» (это все названия из первого и пока последнего номера Emotion Review).

Откуда дерево берет свою массу?

19 декабря 2008, заметки Метки: , , ,

Этот вопрос — заголовок интересной заметки, на которую наткунулся в блоге The Last Psychiatrist. Там автор достаточно хорошо описывает саму призрачность существующего понимания вещей.

Не в том смысле, что непонятно, откуда дерево эту массу получает, а в том, что большинство людей не в состоянии дать правильный ответ на этот вопрос, хотя изучали соответствующие явления в школе. Но это только одна часть проблемы. Далее автор рассматривает саму корректность поставленного вопроса. И следует вывод: «The first business of science education should not be to help us answer questions, but to help us ask questions» («Прежде всего, научное образование должно не помогать нам отвечать на вопросы, но помогать нам их задавать»). Мне сразу пришел в голову сегодняшний семинар по методологии. Он был последним в этом семестре, и у участников спрашивали, какое у них ощущение оставил курс, и что они в итоге думают о методологических основах психологии. И как-то так получилось, что достаточно большая часть аудитории высказалась в том смысле, что «Ну, я считала, что в психологии все относительно, и теперь я в этом убедилась». Т.е. по сути, они получили авторитетное подкрепление своим убеждениям, и вместо того, чтобы начинать задавать себе вопросы о базе своих профессиональных взглядов,  еще больше убеждаются в бессмысленности этих вопросов. Долбаный постмодернизм.

Почему так происходит? Я считаю,что вся проблема в пресловутой устойчивости когнитивных систем. Чтобы как-то менять их эволюционным способом, необходимо достаточно долгое время и «подрыв» должен происходить  изнутри системы, поскольку, говоря словами Фестингера, человек активно избегает информации способствующей возрастанию диссонанса и стремится к поиску информации, способствующей уменьшению диссонанса. Или, как бы сказал Аллахвердов, и негативный выбор, и позитивный выбор будут повторяться. Только тогда, когда количество фактов, свидетельствующих о необходимости выбрать-таки более-менее определенную позиции будет настолько велико, что избегать новой информации просто не удастся, произойдет ее смена. Но, этого абсолютно невозможно достичь за какой-либо курс обучения, поскольку оперирование происходит абстрактными терминами, само постижение которых требует определенных усилий.

Но есть ведь и другой вариант, таки да? Поскольку избегание какой-либо информации также требует времени (это несколько спекулятивное заявление, но оно кажется мне верным, на уровне более высоком, нежели тупое отрицание), возможен и революционный способ. Необходимо за наименьший промежуток времени предоставить человеку наибольшее количество информации в необычной форме. Это приведет к тому, что он сам будет стремиться подтвердить получаемые знания, согласно все той же теории диссонанса и принципу «разрыва контекста». Разумеется я не призываю тараторить с максимальной скоростью, здесь речь идет лишь о необходимости ошарашить студента в начале семинара.

А дерево получает свою массу в основном из воздуха и воды. И это единственное, что вы запомните из этой заметки, благодаря эффекту края. А ничего другого не запомните, даже не пытайтесь.