Т.В. Черниговская недавно обмолвилась о статье, где в качестве примера выступает умный пылесос:

Я развлеку вас под конец, недавно появилась замечательная статья, которая называется «Где границы моего сознания?».  Автор очень интересно пишет: «Купил я пылесос с искусственным интеллектом, который катается. Я смотрю на этот пылесос, он разумный, и всё», – я читала и страшно смеялась. «Ведёт себя просто как живой, внуки мои его печеньем кормят, он печенье это ест. Смотрю я на него и думаю: наверно, есть в нём репрезентация. Открыл», – тут я потеряла сознание, – «Открыл, нет там никаких  репрезентаций, только кошачий пух и мусор. Закрыл, и не знаю, что теперь делать».

Я так понимаю, что речь шла о рецензии «Where is my mind?» Джерри Фодора. По крайней мере, пример этот он там приводит, вкупе с еще разными интересными размышлениями. Рецензия написана на книгу Энди Кларка «Supersizing the Mind: Embodiment, Action and Cognitive Extension». Насколько я понял, основная мысль книги заключается в том, что можно считать, что наш разум воплощается в том числе во внешних объектах. Т.е. поскольку не доказана принципиальная разница между записной книжкой и нашей памятью, то почему бы не принять тот факт, что записная книжка — тоже часть разума, как и память:

A. Clark: Such considerations of parity, once we put our bioprejudices aside, reveal the outward loop as a functional part of an extended cognitive machine. Such body-and-world involving cycles are best understood . . . as quite literally extending the machinery of mind out into the world – as building extended cognitive circuits that are themselves the minimal material bases for important aspects of human thought . . . Such cycles supersize the mind.

Фодор с этим не согласен на основе двух положений:

  • при принятии этой идеи вводится представление о дополнительном процессе «вспоминания о вспоминании», излишнее для объяснения памяти как таковой; соответственно, этот процесс позволяет различить внутреннее и внешнее в случае памяти.
  • есть разница между первичной (underived) и вторичной (выведенной, derived) репрезентацией, где первые являются признаком разума, а вторые лишь строятся на основе разума

Кларк в ответном комментарии приводит аргумент «последовательного перехода»: заменяя последовательно части мозга на искусственные мы не можем определить границу, где внешний мозг переходит во внутренний. Это вкратце, подробнее смотрите в самом комментарии. Забавно, что как раз про этот аргумент Фодор пишет «Я предлагаю по доброте душевной не придираться к опасным переходам».

продолжение »