картинка про академическую жизнь

На форуме в ответ на свой прошлый комментарий про обучение на психфаке получил вопрос: в чем, собственно, причины такого состояния и какие я вижу пути решения?

Боюсь, пинать меня будут за подобные посты, но тем не менее. На всякий случай, уточню, что все нижесказанное, как и вообще все сказанное в этом блоге, является точкой зрения автора и только его.

Мне кажется, основная причина подобного состояния заключается в том, что у обучения отсутствуют четкие цели. Кто-то в обсуждении упонимал про «лебедя, рака и щуку», и это действительно хорошее сравнение. Сталкиваются естественно-научное и гуманистическое мировоззрение, к которым периодически добавляется нечто третье, мировоззрения не имеющее вовсе. Нельзя в здравом рассудке требовать от человека, чтобы он в один день говорил о фальсификационизме как критерии истинности теории, а в другой день утверждал, что истины нет вообще. Возможно, кстати говоря, именно то, что подобное мировоззрение формируется не сразу приводит к постепенному разочарованию в обучении. При этом вполне может оставаться нормальное отношение к науке / практике, к тому, что действительно интересует студента. На эту причину накладывается множество других, более мелких. В частности, наличие действительно неадекватных преподавателей. Зачастую коллеги могут не замечать прогрессирующего расстройства, поскольку то, что проявляется на лекциях или семинарах не всегда проявляется в повседневном общении. Например, говорят, среди наших преподавателей был один уважаемый специалист, искреннее рассказывающий на парах о применении нумерологии как одного из важных компонентов психодиагностики. Кроме того, есть всем известные и понятные проблемы с загруженностью, низкими зарплатами, зависимостью ставок преподавателей от количества студентов (отчислить 40 студентов = убрать одну ставку, вроде это примерно так было), бюрократией, завязанностью одних курсов на другие и т.д.

Что касается путей решения, то они, мне кажется, становятся очевидными при взгляде на решаемые проблемы.

Из ситуации, когда под одной крышей ютятся плохо совместимые дисциплины, имеющие общий корень психо- в названии, может быть на мой взгляд, три выхода. Первый — поглощение одной из этих дисциплин остальных. Я ратую за развитие естественно-научного подхода, но это не столь важно. Если одно из направлений развития психологии сумеет включить в себя остальные, проблема решится сама собой. Этот путь достаточно малореален в ближайшее время. Второй вариант — жесткое разведение по факультетам или направлениям внутри факультетов. Это возможно, но связано с рядом трудностей практического характера. В частности, «практические» кафедры приносят золотые яйца в виде платных студентов, тренингов и прочего. Третий вариант выхода — мягкое разделение на, условно говоря, цепочки взаимосвязанных курсов. Насколько я представляю, примерно такая система существует в вузах США. Есть небольшой костяк основных курсов, который обязаны пройти все студенты (несколько курсов общей психологии, основы консультирования — практика, социальная психология, да и хватит), все остальное — на выбор. Более сложные курсы требуют более простых. Думаю, идея не нова и понятна. Мне кажется, этот вариант наиболее оправдан. Требуется, тем не менее, чтобы было из чего выбирать, и тут мы подходим ко второй проблеме.

Квалификация преподавателей. Проще всего, конечно, было бы сказать, что достаточно жесткого и умного декана для того, чтобы за одну неделю избавиться от неквалифицированной части ппс, но, предположим, что это невозможно. Власть декана где-то ограничена, а где-то ее теперь совсем мало стало, да и слава богу. В этом случае имеют смысл несколько вещей. Зарубежные рецензии на программы курсов. Предполагается, что если преподаватель адекватен, то и программа курса будет адекватна. Зарубежные рецензии необходимы, так как в нашей стране слишком много решают личные связи. Это кажется малореальным, но на деле вполне выполнимо. Второе — ужесточение требований к публикационной активности. Тут все понятно, не раз уже обмусоливалось, где только можно. Третье — возрастной ценз. Введение звания «почетного профессора» с ограничениями по преподавательской нагрузке и прочее. Четвертое — приглашение иностранных лекторов. Пятое — сокращение нагрузок. Шестое — обязательное совмещение научной и преподавательской деятельности. Наверное, можно и седьмое и восьмое придумать. Да, про зарплаты, понятное дело, забывать нельзя.

По поводу общей атмосферы. Прежде всего, необходимо уменьшение бюрократии. Для этого самое простое, что можно сделать — перейти на электронный документооборот. Кроме того, снизить количество инстанций, требующихся для простых документов. Второе — ввести должности личных ассистентов профессоров. Не секретарей кафедры, а личных ассистентов. Чтобы должность профессора стала более престижной и была сопряжена с меньшей административной нагрузкой. Впрочем, не уверен, что это необходимо, так как все-таки мало представляю себе, поможет ли это профессорам. Но каким-то образом снижать нагрузку на них надо. Третье — формирование независимых студенческих органов управления факультетом. Подчеркиваю, не самоуправления, а управления факультетом. Понятно, что их голос не может быть решающим, но он должен иметь реальную силу. Четвертое, которое могло бы стоять первым по важности, — возвращение власти ученому совету. Это актуально для СПбГУ, не знаю, как для других вузов.

Как-то мало про атмосферу получилось, но, мне кажется, что улучшение образовательных программ и преподавательского состава уже улучшит ее в разы.