Брангье: Могли бы Вы объяснить, что такое ассимиляция и что такое аккомодация?

Пиаже: Да, ассимиляция — это только доказательство, что структуры существуют. Это тот факт, что стимул внешнего мира может воздействовать или изменять поведение в той мере, в какой он связан с существующими структурами. Ассимиляция — это биологический концепт. Переваривая пищу, организм ассимилирует окружающую среду; это означает, что окружающая среда подчиняется внутренней структуре, а не меняет ее.

Брангье: Если я ем капусту, то я не стану капустой?

Пиаже: Да. Кролик, который ест капусту, не станет капустой; это капуста, которая становится кроликом. Это и есть ассимиляция. То же самое и на психологическом уровне. Независимо от того, что это за стимул, он интегрируется с внутренними структурами.

Брангье: А что насчет аккомодации?

Пиаже: Не бывает ассимиляции без аккомодации, потому что схема ассимиляции довольно общая, а как только она используется в специфической ситуации, она должна быть изменена согласно специфическим ситуативным обстоятельствам. Это истинно на любом уровне. Возьмите, например, младенца, который только что обнаружил, что он может схватывать то, что видит. С этого момента все, что он видит, ассимилируется согласно схемам хватания, т.е. предмет становится объектом хватания так же, как объектом рассмотрения или сосания. Но если это большой объект, то ребенок нуждается в обеих руках, а если он очень маленький, ребенок должен сдвинуть пальцы только одной руки, чтобы схватить его. Это меняет схему схватывания.

Брангье: И он изменит степень своего усилия?

Пиаже: Он изменит свою регуляцию. Именно это я называю «аккомодацией» — приспособление схемы к специфическим условиям.

Брангье: Он изменит свое движение в соответствии…

Пиаже: … с объектом. Да, правильно. Аккомодация определяется объектом, ассимиляция же — субъектом. Но, я уже говорил раньше, нет никакой аккомодации без ассимиляции, потому что это всегда приспособление к чему-то, что будет ассимилировано по одной схеме или другой. Точно так же не может быть никакой ассимиляции без аккомодации, потому что схема ассимиляции общая и она должна быть приспособлена к специфической ситуации. Я использовал в качестве примера младенца, но это также истинно и для ученого. У Вас есть теория, это ассимилятивная схема. Вы можете приспосабливать ее к очень разнообразным ситуациям. В механике одни и те же принципы сохранения движения применимы к весьма различающимся ситуациям. Приспособление ассимилятивной схемы ко всем этим ситуациям есть аккомодация.

Брангье: Это адаптация?

Пиаже: Да. Но я предпочитаю использовать термин «адаптация» к равновесию между ассимиляцией и аккомодацией. Поскольку в адаптации имеются всегда два полюса: есть полюс субъектной ассимиляции и полюс объектной аккомодации. Я предпочитаю эти термины, потому что они лучше показывают разобщение субъекта и объекта. Имеются всегда два полюса. Если Вы просто говорите «адаптация», без разъяснения, это может создать впечатление, что она направлена к объекту, определяется объектом. Фактически адаптация — целое, ее два полюса не могут быть отделены друг от друга.

Брангье: А что насчет равновесия? Вы связываете этот термин с другими двумя.

Пиаже: Это касается определенного отношения между ассимиляцией и аккомодацией: оно может быть устойчиво. В интеллектуальном акте есть равновесие, потому что эти две его составляющие не мешают, а скорее поддерживают друг друга.

Брангье: Почему «эквилибрирование», а не просто «равновесие»?

Пиаже: Потому что это процесс, а не баланс сил. Равновесие — возвращение к прежнему состоянию.

Брангье: Эквилибрирование динамичнее?

Пиаже: Да, как я только что говорил, это саморегулирование. Уравновешенная система — та, в которой все ошибки были исправлены, излишки скомпенсированы. Это не статическое равновесие подобно неподвижному балансу; это регулирование поведения.

Брангье: Равновесие, непрерывно пробующее улучшений.

Пиаже: Физики называют его «смещение равновесия». Потому что оно никогда не совершенно, и новые внешние факторы всегда вызывают в этой системе возбуждение.

Брангье: Это всегда вопрос реакции, и это то, что…

Пиаже: Точно. Процесс, ведущий к равновесию. Но, так как равновесие никогда не достижимо — слава небесам! — для этого целый мир должен был бы ассимилироваться…

(с) Беседы с Жаном Пиаже


пс. и еще вот это

Пиаже: У меня не бывает выходных, я работаю каждый день.

Брангье: Как долго?

Пиаже: Четыре или пять страниц.

Брангье: Вы считаете работу в страницах, а не в часах?

Пиаже: Да, и так уже много лет!

Брангье: Вы берете каникулы?

Пиаже: Я работаю на каникулах. Это идеальное время для работы. Ничто тебя не отвлекает.

Брангье: Вы куда-нибудь выходите по вечерам? Например, в кино?

Пиаже: Нет, никогда. Точнее… Четыре раза. Всего четыре раза!

Брангье: Четыре раза за всю жизнь?

Пиаже: Первый раз на океанском лайнере — был смешной фильм. Второй раз в Boulogne, когда шел дождь – фильм был так себе. Дважды смотрел Raimu – и это было замечательно. У меня нет больше времени на это.

Брангье: А как насчет книг, поэзии?

Пиаже: Никакой поэзии. Я совершенно нечувствителен к ней или, может быть, не встретил ничего, что меня бы заинтересовало. Романы, да.

Брангье: Вы читаете романы?

Пиаже: Конечно читаю. Воображение Гионо настолько фантастическое!

(с)