Когнитивная психология и эмоции
Субъективные заметки постдока-психолога
Записи в рубрике «»

Студентам про внутреннюю валидность

26 мая 2012, наука Метки: , ,

Основная проблема, которую я вижу в домашних работах студентов по экспериментальной психологии, заключается в плохом понимании идеи внутренней валидности. В этом посте я попытаюсь еще раз разъяснить это понятие.

Не любой фактор является угрозой внутренней валидности, а только такой, который позволяет предположить иную интерпретацию полученных результатов. Здесь ключевыми являются слова «иную интерпретацию» и «полученных результатов». Есть гипотеза исследования, она предполагает одни результаты. Есть (обычно) одна или несколько конкурирующих гипотез, предполагающих другие результаты. В случае, если наши результаты соответствуют первой гипотезе, мы принимаем основную гипотезу, если конкурирующим гипотезам — принимаем их. Проблема внутренней валидности появляется тогда, когда соответствие или несоответствие полученных результатов одной из экспериментальных гипотезе может быть объяснено неким третьим фактором.

Пример из википедии:

Допустим, мы хотим проверить лекарство, от которого люди будут становиться выше. Допустим, для своих исследований мы отбираем в качестве испытуемых 13-летних подростков, измеряем их рост, и даём им лекарство. Два года спустя мы возвращаемся к теперь уже 15-летним детям и фиксируем их текущий рост. Несомненно то, что они стали выше, но без сомнения и то, что мы не можем сделать из этого вывод, что эффект роста был вызван лекарством, так как мы не учли в своём теоретическом эксперименте естественных процессов взросления. Здесь внутренняя валидность нарушена следующим образом: мы не учли побочного для нашего исследования влияния других (в данном случае — очевидных) факторов, тогда как надо было их учитывать.

Таким образом, чтобы оценить внутреннюю валидность эксперимента, необходимо выделить гипотезу (гипотезы) эксперимента, определить полученные результаты, установить их соответствие или несоответствие гипотезе (гипотезам) эксперимента и предположить возможные альтернативные интерпретации. В приведенном примере гипотеза — лекарство увеличивает рост. Результаты соответствую гипотезе. При этом существует альтернативная интерпретация — рост за счет увеличения возраста, снижающая валидность эксперимента.

Пара слов про термины.

Валидность эксперимента это мера соответствия реального и идеального эксперимента. Она не может быть надежной или корректной, равно как и плохой или хорошей. Валидность может быть высокой или низкой. Эксперимент может быть хорошим. Выводы могут быть корректными. Но не валидность.

Про то, как искать альтернативные интерпретации

Есть несколько основных частей, присутствующих в любом эксперименте. Это экспериментальный план, экспериментатор, испытуемые, стимульный материал, процедура эксперимента. Каждая из этих частей, в особенности процедура и план эксперимента, может содержать проблемы, снижающие валидность эксперимента.  После того, как вы поняли гипотезу и результаты эксперимента, пройдитесь по этим частям, размышляя о том, могут ли они приводить к снижению валидности. В текстах, которые давались на семинарах, в частности у Кэмпбелла, есть перечисление наиболее часто встречающихся проблем. Но, еще раз, не всякий внешний фактор есть проблема валидности. Например, фактор отсева испытуемых не будет угрожать валидности эксперимента, если отсев проходит с равной вероятностью во всех группах и не связан с какими-то характеристиками испытуемых. Фактор естественного развития или утомления успешно нейтрализуется рандомизацией испытуемых (если нет взаимодействия данного фактора и независимой переменной).

Про операциональную и конструктную валидность. 

Дружинин:

«Методики и план эксперимента должны соответствовать проверяемой гипотезе — степень этого соответствия и характеризует операциональную валидность … Конструктная валидность выражает адекватность метода интерпретации экспериментальных данных теории» (Дружинин В.Н. Экспериментальная психология. СПб., 2001, с. 100).

Мне оба эти определения кажутся достаточно странными и противоречивыми. Я не понимаю, что такое адекватность метода интерпретации или с чего вдруг соответствие плана эксперимента и гипотезы относят к операциональной валидности (в этом случае вся внутренняя валидность становится операциональной).

Лучше у Кэмпбелла и Корниловой. Для Кэмпбелла проблема внутренней валидности заключается в вопросе «действительно ли именно это экспериментальное воздействие привело к изменениям в данном эксперименте?» (Кэмпбелл Д. Модели экспериментов в социальной психологии и прикладных исследованиях. 1996, с. 45). Он разделяет НП и ее операционализацию, считая внутреннюю валидность вопросом о наличии альтернативных интерпретаций связи между уже операционализованными понятиями. Связь между НП и ее операционализацией он считает проблемой конструктной валидности.

Корнилова пишет:

Конструктная валидность обсуждается при любых типах экспериментов с научными целями как адекватность перехода от научной гипотезы к экспериментальной или от «рабочей» к интерпретационной  теоретической  гипотезе. Решение вопросов операциональной валидности охватывает этап перехода от уже сформулированных экспериментальных и контргипотез к методическим процедурам их воплощения в экспериментальной модели, или экспериментальной ситуации.

И далее:

Валидность конструктная аналог внешней валидности; оценка соответствия представленных в экспериментальной гипотезе переменных и отношения между ними теоретическим конструктам и теоретической гипотезе, из которой в качестве следствия выводится экспериментальная гипотеза.

Валидность операциональная – оценка проведенного эксперимента с точки зрения степени соответствия эмпирически нагруженным понятиям НП, ЗП и ДП тех методик задания и измерения переменных, которые использованы в исследовании. В лабораторном эксперименте может совпадать с оценкой конструктной валидности.

Здесь конструктная валидность, если избавиться от странных терминов типа «рабочей» и «интерпретационной» теоретической гипотезы, точно то же, что у Кэмпбелла. Ну еще стоит избавиться от фразы «аналог внешней валидности». С операциональной валидностью в данном определении все как-то неясно, но как я понимаю, идея в следующем. Есть независимая переменная (НП), «эмпирически нагруженная» интерпретация (НП’) и метод измерения (НП»). Например, НП — наказание, НП’ — неприятный звук, НП» — конкретное воплощение неприятного звука с помощью вувузел. Мне лично (и здесь я не претендую на абсолютную истину) кажется, что последнее разделение излишне. Понятие неприятный звук без конкретной операционализации бессмысленно.

Про соотношение внутренней и конструктной валидности. Кэмпбелл и Корнилова, как я понимаю, разделяют их, относя к внутренней валидности только отношения между уже операционализованными переменными. Я встречал также точку зрения, согласно которой конструктная валидность — часть внутренней, мне она нравится больше, но это не важно, до тех пор, пока вы понимаете, о чем идет речь.

Мне кажется, нужно ввести правило тринадцати раз в устав университета.

22 мая 2012, спбгу Метки:

Однажды ко мне пришел учитель из местного колледжа и попросил меня прочесть там лекцию. Он предложил мне пятьдесят долларов, но я сказал ему, что не в деньгах дело. “Это ведь городской колледж, верно?”
– Да.
Я вспомнил, какая бумажная канитель начиналась всякий раз, когда я связывался с государством, так что я улыбнулся и сказал: “Я с удовольствием прочитаю эту лекцию. Но с одним условием”. Я выбрал число наобум и продолжал: “Что мне не придется ставить свою подпись больше тринадцати раз, включая подпись на чеке!”
Он тоже улыбнулся: “Тринадцать раз? Нет проблем”.
И вот началось. Сперва я должен подписать что-то насчет того, что я лоялен по отношению к правительству, иначе мне нельзя читать лекцию в городском колледже. И я должен подписать это дважды, так? Затем шла какая-то расписка для города – не помню какая. Очень скоро числа стали расти.
Я должен был расписаться в том, что занимаю отвечающую существу вопроса должность профессора, чтобы гарантировать (ведь это государственное дело!), что я не являюсь женой или другом какого‑нибудь засевшего в колледже негодяя, который заплатит мне эти деньги безо всякой лекции. Нужно было гарантировать много всякой всячины, и подписей становилось все больше.
Парень, который сперва так мило улыбался, делался все мрачнее. Но все обошлось. Я подписался ровно двенадцать раз. Оставалась еще одна подпись на чеке, так что я спокойно отправился туда и прочел им лекцию.
Спустя пару дней этот парень зашел ко мне, чтобы отдать чек. Он имел жалкий вид. Он не мог отдать мне деньги, пока я не подпишу бумагу о том, что я действительно прочел лекцию.
Я сказал ему: “Если я подпишу бумагу, то не смогу подписать чек. Но ты был там. Ты слышал лекцию; почему бы тебе не подписать эту бумагу?”
– Слушай, – говорит он, – разве все это не глупо?
– Нет. Мы договорились об этом с самого начала. Мы не думали, что дело действительно дойдет до тринадцати, но таков наш договор, и я думаю, мы должны его придерживаться.
Он сказал: “Слушай, я работал как вол, я обошел всех. Я испробовал все, но они говорят, что это невозможно. Ты просто не сможешь получить свои деньги, пока не подпишешь бумагу”.
– Хорошо, – сказал я. – Я подписался двенадцать раз, я прочел лекцию. Мне не нужны деньги.
– Но я не хочу так поступать с тобой.
– Не переживай. Мы заключили сделку, все нормально
На следующий день он позвонил мне. “Они не могут не дать тебе эти деньги. Они уже отсчитали эти деньги и списали их, так что они должны заплатить их тебе”.
– Прекрасно. Если они должны заплатить мне эти деньги, пусть они заплатят мне их.
– Но ты должен подписать бумагу.
– Я не буду подписывать бумагу.
Я поставил их в тупик. В отчете не было графы для денег, которые человек заработал, но не хочет расписаться, чтобы получить их.
В конце концов они все утрясли. Это отняло у них много времени, и было совсем не просто – но я использовал тринадцатую подпись, чтобы получить деньги по чеку.

Р. Фейнман. «Вы, конечно, шутите, Мистер Фейнман!»

Хорошие слайды по общей психологии и мысли вслух по окончанию полугода преподавания

19 мая 2012, так просто Метки: , ,

Игорь Высоков из РГГУ опубликовал очень хорошие презентации к курсу общей психологии. Некоторые, впрочем, придерживаются мнения, что это не общая, а когнитивная психология, но для меня подобное высказывание кажется странным. Это как если бы кто-то сказал, что «это не общая психология, это бихевиоризм» или «это не общая психология, это гештальт-психология». Для меня когнитивная психология — это определенный взгляд на психику, подразумевающий, что психика — это сложный механизм по переработке информации, и рассматривать его надо соответственно. Радикальный когнитивизм Аллахвердова — это взгляд, уточняющий положения когнитивизма, согласно которому основная функция психики — построение точной картины реальности. А общая психология — это анализ психических процессов без привязки к конкретному материалу или области анализа. Она может быть когнитивной, может подаваться, исходя из теории деятельности или психоаналитического взгляда на мир. Так что между «когнтивной» и «общей» нет противоречия, как нет его между психологией развития и бихевиоризмом, к примеру. Однако наиболее эвристичным и наиболее популярным на сегодняшний день является когнитивный взгляд на психику, поэтому логично сосредотачиваться в преподавании на нем.

А я между тем провел сегодня последние четыре пары. Дальше — поток мыслей по этому поводу, не особо местами связный. В этом семестре я вел курс семинаров по экспериментальной психологии и курс практикумов по общей (точнее, по восприятию и памяти). Эксперименталка — у трех групп клиников первого курса, общая — у одной группы клиников, двух групп бакалавров и наших вечерников, тоже все первый курс. Ну что я имею таки сказать по итогам всего этого? Эксперименталка мне понравилась больше, чем ОПП. Все же восприятие и память как таковые мне не очень близки, но даже с учетом этого я как-то маловато к ним готовился, пользовался той программой, которая была, спасибо В.Ю. Честно, мне кажется, что этот курс лучше делать более ориентированным на некую проектную работу, а не на демонстрации разного рода эффектов и прохождение методик. Экспериментальная поинтереснее, хотя к третьей группе стало поскучнее, хотя материал был для групп во многом разный.

В начале года я два раза пропустил занятия из-за того, что тупо забыл о том, что они должны начаться. По итогам этого написал объяснительную, хотя особых угрызений совести не испытывал. Т.е. я вообще не склонен к угрызениям совести, мне кажется, что переживания по поводу прошлого достаточно бессмысленны. Но тут еще накладывается тот факт, что я не чувствую себя как-то особенно обязанным факультету за то, что я тут работаю, скорее наоборот. Поэтому то сожаление насчет пропуска занятий, которое было, относилось к студентам, которые были вынуждены придти с утра зазря, а перед ними я вроде извинился. А писать объяснительную казалось достаточно смешным шагом. И да, я все понимаю насчет политики, просто такого рода политика всегда была неприятным занятием, и я стараюсь связываться с ней поменьше.

При этом нужно понимать, что взаимодействие со студентами мне, в принципе, нравится. Не сказать, что это мое самое любимое дело на свете, но при этом оно в большинстве случаев мне вполне приятно. Первый курс оказался вполне себе разумным, о чем, в частности, свидетельствует то, что у меня крайне редко возникало раздражение, а оно у меня в ответ на глупость возникает легко. Хотя наверное, в ответ на самоуверенную глупость или наглость, а не просто в ответ на глупость. Благодаря преподаванию и нашей научной группе я познакомился с несколькими студентами, которые приняли участие в одном из текущих проектов и сильно помогли. Надеюсь, вне зависимости от дальнейшего моего и их путей, сотрудничество это продолжится, вроде пока все к этому идет.

Что еще? Да, студенты достаточно активно готовы участвовать в экспериментах, и это не может не радовать. Из печального — конечно же зарплата. По моим прикидкам, она где-то 3700 в месяц. В этом смысле преподавание в университете похоже на благотворительность. Местами смешные моменты возникают. Придумал стимульный материал для будущего эксперимента — обнаружение папуаса на рисунке джунглей. Студент был с незабываемым «5096»  в ответ на вопрос «какому проценту ошибок соответствует уровень порога в методе констант» (или как-то так).

Обратная связь по курсу эксперименталки вроде достаточно позитивна. Некоторые написали, что структурированности не хватало, вероятно они правы. Впрочем, я ее только начал читать.

Я не знаю, хочу ли я преподавать дальше. Наверное да, но не так много, и что-то более близкое, если будет такая возможность. Преподавание больше двух дней в неделю отнимает слишком много времени. За этот семестр я маловато сделал в научном плане, по крайней мере, меньше, чем мог бы, а это плохо.

Из целей на ближайшее будущее — проверить остатки д/з, допринять зачеты. Потом дописать статью по применению смешанных моделей, переделать отправленную зимой статью и ответить на комментарии рецензентов. Придумать нормальный макет эксперимента по переучиванию навыка (если вы знаете что-то про переучивание навыков — поделитесь, плз). В Кёниг вот в июне поеду, благо организаторы дали трэвел грант. Потом может в конце лета удастся съездить в Италию на конференцию, если деньги найду. Кроме того, по слухам, работы в ближайшие полгода будет более чем достаточно. Еще надо в суд документы подавать в ответ на бессмысленную отписку из следственного комитета на наше заявление по выборам. Ну и отдохнуть, да, а то уже устал как собака.

пс. название поста, кстати, не совсем точное. Пары начались 15 февраля, так что только 3 месяца, а не полгода. Не суть.

Про судороги, обмороки и истерические припадки

15 мая 2012, эмоции Метки: , ,

Текст не мой, взят отсюда: http://borkhers.livejournal.com/1309091.html Думаю, культурологи и антропологи могли бы описать аналогичное развитие и угасание моды на эмоции.

—-

В старые времена врачи описывали истерические припадки с судорогами, а также грубые «конверсионные» симптомы: истерические параличи, нарушения речи и зрения. Еще студентом я зазубривал отличия истерического припадка от эпилептического. По-моему из было семь, как смертных грехов. С тех пор я видел несчетное количество эпилептических припадков. Но ни одного — «классического» истерического припадка. Ни одного!

*
Получается, что истерические судороги были своеобразной психической эпидемией в период с конца 18 века до начала 20го. Как эпидемия «пляски святого Вита» в средние века. Времена меняются и симптомы истерии меняются вместе с ними.
В психиатрии это называется патоморфозом.
Принято считать, что истерические судороги «ввели в обиход» врачи: Месмер в восемнадцатом веке, а Шарко — в девятнадцатом. Особо велика роль Шарко. В знаменитой лечебнице Сальпетриер истерички лежали в тех же палатах, что и больные эпилепсией. И. наблюдая судороги, «переняли» эту симптоматику. А оттуда. из Парижа мода на припадки распространилась на весь мир. Как и любая парижская мода.

*
Похожая история произошла с обмороками. Каждая приличная девушка в девятнадцатом-начале двадцатого века должна была упасть в обморок по крайней мере раз в жизни. Даже солидные мужчины (включая Фрейда) позволяли себе это.
Правда, доктора винят во всем корсеты. Но Александр Сергеевич Пушкин в свое время говаривал, что любая женщина может отложить обморок на завтра.
Сегодняшние девушки в обморок не падают. Эта форма реакции на эмоциональное напряжение вышла из моды, так же, как и истерические припадки. А если обмороки случаются, то причина у них сугубо органическая. И встречаются такие обмороки весьма и весьма редко.

*
Что же делать женщине сегодня? Как-то моя сестра застала мою дочь, которая вразумляла дочку сестры. Старшей кузине было пять лет, младшей — три с половиной. Если ты чего-то не хочешь делать. скажи, что у тебя болит сердце! — говорила моя дочь. Золотые слова!